Грустный стих до слёз длинные

Малыш...

 Постой, не проходи, взгляни в окно,

Там за окном дитя, во взгляде бездна,

Он в этом детском доме уж давно,

И, кажется, уже не интересно

Ему, что там, за каменной стеной,

Постой, не пожалей своих минуток,

Это могло бы быть с любым, с тобой,

Когда такой вот взгляд, но почему так?

Прививку депривации сполна,

Он получил ещё в доме ребёнка,

Где с ним не нянчились с рождения никогда.

Менялись по часам под ним пелёнки,

Кормили и поили по часам,

Спать захотел, малыш, так вот кроватка,

И словно маятником, он головкой, сам,

Качал, качал, пока не падал…. Жалко,

Как жалко, их, рождённых невпопад,

Не так и не у тех, и не в то время,

Сердечки их стараются, стучат,

Но грустный стих до слёз длинные от тоски им биться всё труднее.

Малыш заснул, дай бог, чтоб видел сны,

А может быть, там были мамы руки?

И были даже ласковы они,

Но, снова, целый день, часы разлуки.

Мелькал перед глазами персонал,

Да молча подходили, есть давали,

А малышок, одни глаза искал,

И руки, что во сне его качали.

Бежали дни, ни кто не прижимал

Его к груди, ни целовал в макушку,

Ни пожалел, и даже не узнал,

Когда у малыша болели ушки.

К головке прижимались кулачки

Но он не плакал, плачут, чтоб жалели,

Лишь взгляд его от боли и тоски,

Кого-то звал, чрез прутья колыбели.

Он бы хотел, кого то полюбить,

Узнать хотя бы, что это за чувство,

Но с той минуты, как он начал жить,

Сменялось нянечек не долгое дежурство.

Они бежали к детям и мужьям,

И берегли любовь свою, для дома.

Малыш ещё смотрел по сторонам,

Пытаясь угадать, может знакомо…

Ему вот это или то лицо,

Может запомнить лучше, привязаться,

И полюбить, без разницы, за что,

Да просто, человеком, чтоб остаться.

Ведь человек рождён, чтобы любить,

А если не научишься с пелёнок,

То организм причин не видит жить

Сколько таких, и взглядов их бездонных.

А перед ним, мелькал всё персонал,

Кормили, мыли, памперсы меняли,

А кто-то даже тихо обнимал,

Но эти руки снова пропадали.

Постой, не проходи, взгляни в окно,

Ты вечерами свою гладишь кошку,

Ты к ней привязан, стих даже любишь, но,

Подумай, может, дашь дитю немножко…

Своей любви, тепла, ведь не война,

Хотя тогда сирот соседи слёзно,

Но в дом пускали, значит в нас вина,

Подумай, может быть ещё не поздно…….

Не имеешь прав...

Сопротивляйся, не молчи, не кланяйся судьбе напрасной.
Уж лучше криком закричи, разбей в сердцах сосуд прекрасный,
И пав, на груду черепков, как на осколки своей жизни
Сумей их все же склеить вновь, собрав, все силы в организме.

Ты можешь волю дать слезам, ты можешь психовать и злиться,
Но жизнь свою послать к чертям и в преисподню опуститься
Не можешь, не имеешь прав, раз у тебя дитя родилось,
То роскоши плевать на все с его рожденьем ты лишилась.

И как, в распутстве утонув, и захлебнувшись в алкоголе
В глаза ребенку заглянуть, сумеешь ты без всякой боли,

И если даже боль тупа, и сердце тупо от похмелья,

Нельзя испытывать, нельзя, на прочность детское терпенье.
Он выдержит конечно все, тебя любить не перестанет,
Не обвинит тебя ни в чем, лишь слишком рано взрослым станет.
И если это для тебя, не повод в жизни быть упорней.
С советом опоздала я, увы,уже ты в преисподней.

 

Мечты...

Мой ребенок хочет в облака
В небе он мечтает прокатиться
На пушистых белокрылых птицах,
Но его не сбудется мечта.

А однажды посмотрев мультфильм,
В Дисней Ленд во снах уже он мчится,
С мультгероями мечты его сдружиться,
Но не сбыться никогда и им.

Мой сынишка потерял покой,
Он о море столько слышал летом,
Что теперь мечтает лишь об этом
Но мечта останется мечтой.

У фруктового стоим ларька,
Хотя что стоять с пустым карманом.
К ананасам, киви и бананам
Детские прикованы глаза.

Он уже не просит ничего,
Знает, что у мамы денег нету.
Может лишь дешевую конфету,
Не надеясь получить ее.

Господи, Страна, да что с тобой,
Твои дети только лишь родившись,
В первый раз чему-то удивившись,
Расставаться учатся с мечтой.

Как детей ты можешь разделять
На любимчиков и не любимых,
Чтоб одним казалось, что весь мир их,
У других же малое отнять.

 

Сердце - льдинка...

А я, на свет сегодня появлюсь,

Сегодня день для моего рожденья.

Немножечко волнуюсь и боюсь,

Впервые будет каждое мгновенье.

Впервые я заплачу и вздохну,

Впервые улыбнусь во сне кому то,

На свет в окне впервые посмотрю

И видеть мамочку мою впервые буду.

Она меня, наверное, возьмет,

Обнимет нежно, к сердцу прижимая.

И песенку тихонечко споет,

Давая грудь и, на руках качая.

А за окном будут кричать «Ура!»

Пускать шары, размахивать цветами.

И целый мир будет встречать меня

С распахнутыми настежь городами.

Пора! И я стараюсь со всех сил,

Чтобы скорей прервались мамы муки.

Но …кто железный тазик подложил?

И где врачей заботливые руки?

Как быть, я уже скоро упаду

Головку разобью о таз железный

Эй, кто-нибудь, ведь я же так умру

И будет плакать мама безутешно.

Я маме в сердце ножкой постучусь!

«Я, мама, падаю, мне подстели простынку!»

Как ножке холодно, от сердца я стужусь?

Но, почему у мамы сердце – льдинка…

P.S.

Мне жизнь дала лишь несколько секунд.

Впервые вздох, испуг и боль впервые.

Да и они сейчас уже пройдут

Но… чьи-то руки на лету схватили.

Две сильные, огромные руки,

Они похожи на медвежьи лапы.

Обняли меня, к сердцу поднесли,

Как хорошо, что есть еще и папы.

 

Просьба ангела

Как вырос ты, ты строен и красив.

Как ты умен, твой бизнес процветает.

Здоровьем бог тебя не обделил

И только… мама вот твоя хворает.

А ты не знал? Иль может, позабыл?

Она обмолвилась по телефону.

Ее б ты в санаторий положил,

Ведь не составит по деньгам урона.

Ей отдохнуть бы, нервы уж сдают,

Разъехались сыночки по России.

Она с гостинцем приезжала тут,

Ты знал, но вот дела другие были.

Из города уехал с ветерком,

А вот у мамы сердце прихватило,

И еще долго под твоим окном

С растерянным лицом она ходила.

Ты не звонишь, не пишешь СМС,

Почти не приезжаешь в гости.

Она же всем твердит: «Он молодец!»

В ней нет обиды и ни капли злости.

Есть думы, беспокойство и тоска

И материнская любовь на веки,

И гордость, что ее сынок

Таким прекрасным вырос человеком.

Да, ты хорош и в мыслях, и в делах,

И в жизни все сложилось, как мечталось.

Но в этих одобрительных словах

Мне чуть предостеречь тебя осталось.-

-Взмахнул крылами ангел за плечом

Устроился удобней и продолжил-

Уж сколько раз ты был бы обречен,

Но все опасные моменты прожил.

На оберег и на спасение твое

Дана однажды была сила твоей маме.

Из года в год тебя хранит любовь ее,

Но сила тает у нее с годами.

Она в тебе теперь - и сила, и любовь

Верни хоть каплю ей, отдай крупицу!

Увидишь ты, как засияет вновь

И счастьем лицо мамы озарится.

-Услышал ли… -устало произнес,

Вздохнув печально, ангел за плечами

И тут же не сдержал счастливых слез-

Сын …позвонил своей любимой маме.

 

Довольно!!!

Вот и всё, с тобою мы расстались
Только дети общие остались,
Ты родной им, как и я родная
Грустная история такая.

Долго за тебя с тобой я билась,
Долго с пьянкою твоей мирилась,
Но любовь ты выбил сапогами,
Да своими грязными словами.

А она всё выла и хрипела
Очень жить моя любовь хотела.
Сапоги слезами омывала,
Но тебе как будто было мало.

Что за радость находил ты в этом,
Издеваясь надо мной, ответь мне?
Знать хочу я, почему так больно
Делал мне и этим был доволен.

А ты помнишь, как мы раньше жили,
Как друг друга сильно мы любили,
Как с детьми в походах мы бывали,
Пели у костра и танцевали.

Мы с тобою и душой и телом
Были в это время одним целом,
Но два разных человека уж давно,
Умещаются теперь в тебе одном.

Если трезв пришёл и взор твой ясен,
Значит мир мой снова стал прекрасен.
Шею я руками оплету,
Губы жаркие к губам твоим прижму.

Значит время дал ты мне опять,
Полюбить тебя и помечтать.
Но ты пьяным приходил всё чаще,
Видно водка, чем то была слаще.

Господи да в чём же её сила!
Что она тебя, у нас отбила.
Да отбила так, что подменила,
Стало страшно жить с тобою, милый.

Эти кулаки, ножи, угрозы
Их и дети ведь боялись тоже.
Но последней каплей, ночь та стала,
Когда дочка наша закричала.
И остались в памяти кошмаром
Твои руки у неё под одеялом.

Я ведь расставаться не хотела
Ещё долго я навзрыд ревела,
Но теперь с детьми вздохнём мы вольно,
Хватит с нас опасностей, довольно!

 

Слёзы...

Адвокат сказал: "Всё нужно вспомнить",
Чтобы дело выиграть твоё
Важно знать мне каждую подробность,
Вот тогда и вспомнила я всё.

Закружила память, завертела
С высоты прожитых мною лет,
Рухнула на дно воспоминаний
Там пытаясь отыскать ответ.

Лучше бы я трижды проиграла,
Потому что вспомнив всё тогда,
Приговор жестокий подписала
Я себе без всякого суда.

Кто же знал, что память так жестока,
Что без срока давности хранит
Она боль, что прячем мы глубоко,
Не сумев однажды пережить.

Первая слеза упала ночью
Ей значенья я не придала:
"Ну подумаешь, чуть-чуть взгрустнулось,
Вспомнилось, как раньше я жила."

Только больше уж не забывалось,
Потому что прошлое моё
Настоящим будто стать пыталось
Заставляя вновь прожить его.

Словно кадры старой киноплёнки,
Замелькали у меня в уме,
Вот мой муж, среди посуды битой
И бутылка с уксусом в руке.

Этого он вряд ли замечает
Слишком пьяный в тот момент он был,
Лишь мой крик пробив его сознание,
Взмах его руки остановил.

Кадр другой, я дома, поздний вечер
Я мечусь по комнатам в слезах.
Муж опять увёл с собой ребёнка,
Как заложника, и где-то напился.

Я не знаю в ужасе, что делать
Обзвонила всех его друзей,
В полночь спящего приносят сына
И бросают мужа у дверей.

Господи, да всё ведь это было,
Вот я мчусь по лестнице с детьми,
Одевая на бегу одежду,
Прячемся на улице в кусты.

Помню страшно было не однажды,
Кадры вновь напоминают мне,
Вновь мой муж, его кулак огромный,
Нож, зажатый в этом кулаке.

И несусь я в страхе цепенея
Босиком на улицу, в мороз,
Как мне, бедной, было тогда плохо,
Сколько горьких пролила я слёз.

Почему ту слабую девчонку,
Так никто тогда не защитил,
Я одна на старой киноплёнке
И вокруг меня жестокий мир.

И теперь, уж будучи счастливой
Прошлое своё увидев враз,
Слёзы жалости, обиды слёзы
Вдруг потоком хлынули из глаз.

Что со мною, я понять не в силах,
Только плачу я день изо дня,
Облегчения слёзы не приносят
Душат лишь до хрипоты меня.

Да ещё с неведомою злостью
Вдруг рука сжимается в кулак,
И в бессилие наказать кого-то
Утирает слёзы на глазах.

Что ты делаешь со мною память,
Что ты сделал со мной бывший муж,
Сколько ещё слёзы будут ранить,
Пока от кошмара не очнусь.

Люди, я молю добрее будьте,
Замечайте брошенных в беду.
Слишком долго раны заживают,
Слишком больно слёзы щёки жгут.

 

В память

Пусть сегодняшний день будет с верхом наполнен печалью

И в глазах у собравшихся только безмерная грусть.

И все мысли и чувства тоскою покрыты, как шалью,

Ты ушел навсегда и тебя мы не в силах вернуть.

Оторваться пытаюсь от этого бренного тела

Мы любили его, но души в нем твоей уже нет.

Она где-то над нами, ее мне так хочется крикнуть,

Но на крики свои я едва ли услышу ответ.

Но мне хочется верить, что чудо такое случится,

Что ты знак нам подашь, ведь ты видишь, как нам тяжело.

Может чье-то дыханье тихонько вдруг тронет ресницы

Или чья-то ладонь тихо ляжет на чье-то плечо.

Может быть вот тогда наконец-то навзрыд я расплачусь,

А не буду как камень у этой могилы стоять.

И тогда, может быть, мое сердце смириться с несчастьем,

Потому что пока это горе оно отказалось принять.

Отказалось поверить оно в эту горькую правду.

Слишком ты нам был и слишком был нами любим.

Ты таким был живым, столько планов имел и желаний.

Был веселым, красивым и слишком ты был молодым.

Помнишь, ты так мечтал о своем дне рожденья

Этот день наступил и твои все собрались друзья,

Только слезы в глазах их и горе вместо веселья

И наш круг замыкаешь не ты, а могилка твоя.

Там, на небе, где наши решаются судьбы

Бог, наверно, решил, что ты слишком хорош для людей.

Что в небесной тиши ты прекрасным ангелом будешь,

Он тебя превознес, но отнял у родных и друзей.

Где теперь ты, наш друг, и душа свой покой обрела ли?

Вот в такие минуты, наверное, верит любой -

Обязательно есть, где-то там, в нам не ведомой дали,

Рай для тех, кто при жизни был с доброй и чистой душой.

Спи спокойно, Андрей, мы тебя ни когда не забудем,

И прощаться не будем, чтоб ты в нашей памяти жил.

Сколько раз помогал ты друзьям и чужим даже людям,

Ты бы жил всем на радость, но видно уж рай заслужил.

 

Они считали, что его спасают

Он был веселым, озорным мальчишкой.

Гонял с друзьями наперегонки,

О нем родители заботились не слишком,

Но он был счастлив, будто вопреки.

Придя домой, уставшим и голодным,

Он чаще видел в кухне на столе,

Не ужин разогретый, а бутылки,

И маму с папой пьяных, во хмеле.

Но он не знал, как нужно по-другому,

Он их всем сердцем искренне любил,

Привычно он искал еду по дому,

А не найдя, рожки себе варил.

А у друзей, менялись телефоны,

Компьютеры держали по домам,

А наш мальчишка вновь бежал по склону,

Где целый мир спешил к его ногам.

Бежал туда с распахнутым сердечком,

Где все его от тропки до небес,

И луг зеленый и овраг и речка,

И, полный ягод на опушке лес.

А в спину сердобольные соседки,

Судачили: «несчастное дитя!»

И угощали иногда конфеткой

И, собирались сообщить властям.

А как то собрались и сообщили.

Приехали с проверкою с утра,

Родителей во многом обличили

И мальчика машина увезла…

Они считали, что его спасают,

Везли туда, где кормят хорошо,

Где часто моют, чисто одевают,

Где безопасно, тихо и тепло.

А он понять не мог, что происходит!

Смотрел испуганно в открытое окно,

Все убегало вдаль: тропинка, речка…

И счастье убегало от него.

А мама с папой не смогли подняться

От пьяного угара бормоча,

Не кинулись кричать, сопротивляться,

К себе прижать любимое дитя.

На новом месте все было чужое,

Но наш мальчишка не привык хандрить,

Он так старался не поддаться горю

Пытался с детворой по говорить.

Нашел друзей, чтоб не грустить в разлуке

И только было парню невдомек,

Откуда столько боли, столько муки

И страха в их глазах, понять не мог.

Но вот, однажды, как то ночью, сонный,

Он тихо вышел в кухню, чтоб попить,

Подростки, взрослые уже, вдруг обступили,

Мелькнуло у мальчонки «будут бить...».

Он был готов и к синякам и к крови,

Он рос на улице, был смелым пацаном,

Но он не знал, что есть больнее боли,

То, что творилось в детском доме том.

От отвращения, от стыда, от злости

Сознание не знало где спастись,

В окно смотрел он, как к спасенью мостик

И птицею хотел он унестись.

Гром грянул, волком взвыли ветры

И море слез обрушилось с небес,

И в ужасе заламывали ветки

Березы матушки, гудел в безумие лес.

Они его любили, как умели,

Они его хранили, как могли,

Они всегда ему добра хотели,

Но от людей его не сберегли.

Навстречу взгляду, полному слезами,

Навстречу ужасу, застывшему в глазах

В его защиту молнии сверкали,

Кляня людей, обрушивая страх.

Они смогли, они остановили

Стекло разбилось, свору напугав,

Влетели листья тихо покружили,

К ногам мальчонки ласково упав.

Но взгляд потух, на мир не глядя больше

Ушел в себя, чтоб не сойти с ума.

Хвалили няньки, что покладистый, хороший.

Они ведь не заглядывали в глаза.

Они считали, что его спасают

Везли туда, где кормят хорошо

Где часто моют, чисто одевают,

Где безопасно, тихо и тепло…

 

Автор стихов: Татьяна Нустрова.


Источник: http://merisabell.ru/stixi/trogatelnye-stixi-do-slyoz.html


Закрыть ... [X]

Грустные стихи до слез - Грустные стихи - СТИХТИШКИ - Стихи

Грустный стих до слёз длинные Ответы Друзья! подскажите грустный стих, чтоб до слез?
Грустный стих до слёз длинные Грустные длинныестихи до слез Стихи и Пожелания на
Грустный стих до слёз длинные Стихи трогательные до слёз, которые трогают душу
Грустный стих до слёз длинные Стихи душевные про жизнь до слез БУГАГА
Грустный стих до слёз длинные Грустные стихи до слез. Сообщества
Грустный стих до слёз длинные Стихи до слез Грустный Стих УХОДИ
Душевные стихи про жизнь до слез Грустные длинные стихи Стихи о любви до слез Quot;Детские презентации" - все материалы от Банк развлечений, агентство оригинальных поздравлений в Томске В день рождения главное загадать желание Газета с днем рождения шаблон » Скачать на быстрой скорости Конкурс "Знаете ли вы юбиляра?" Не жди чуда - чуди сам!